Как Российская власть привела мою супругу к смерти…

Конечно никто не признает своей вины — по искам и документам Марию сделали БОМЖом ради спасения её жизни, но её жизнь наоборот — прекратилась…

Всё начиналось в районе 2008 года. В нашей квартире образовалась трещина.

Мария обратилась в правительство, те пришли, поставили маячок и ждали когда он начнёт рваться — но подвижек грунта на нашем краю дома больше не было.

Настал 2016 год, дом начал разрушаться с другого края…

В 2017 нас через суд сделали БОМЖами. Прописаны мы всё там же — на Ударной, 35 но жить там нам запрещено судом. Получается что мы «БОМЖи в законе».

В судебном решении нас, пострадавших от халатного бездействия админструации г.Пенза выселили НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО, а на администрацию возложили: «мероприятия по возмещению», а мы 29 ноября отметили 2 года в БОМЖах. Как видите — админстурация не чешется, проживая в своих дорогих хатах… Мы всё ещё БОМЖи и 25.12.2019 на приёме у халатного Кувайцева, теперь уже курирующего нацпроекты в Пензенской области удалось лишь добиться информации о том что дом будет построен в 2020, но Мария увы уже не дожила до своей квартиры.

После удовлетворения иска админструации созданного и защищавшегося Ольгой Валентиновной Котосовой по доверенности от Виктора Николаевича Кувайцева — Мария отказалась жить в БОМЖатнике называемом: «Маневренный фонд» по соседству с агрессивным Татарином обещавшим удавить наших домашних животных если мы вселимся с ними.

Впрочем жить там всё равно невозможно. Туда даже не смогли вместить часть нашего имущества, разместили в другом помещении, а потом вообще продали Компьютерный стол за 100р, Кухонный стол-тумбу за 100р и мягкий раскладной механизм дивана (стоившего более 20 тысяч) с обивкой за 100р в счёт неоплаченного сбора за принудительное выселение нас, пострадавших от халатности админструации г.Пенза.

Для житья оставался лишь полуразрушенный дом перешедший по наследству от родителей Марии.

Дом пережил пожар, который затушили и отключили газ. Далее вода замёрзла и порвала все трубы/радиаторы отопления. В этом доме никто не жил 10 лет, лишь пьяная молодежь буянила и оставляла свои знаки:

Вот в такие условия мы попали прибыв в дом. Всё наше имущество админструация закинула в БОМЖатник, в Пензу, украв часть при перевозке.

Здесь же мы вынуждены были существовать в голых стенах без отопления. Электрические обогреватели не спасли.

Я по делам уехал в Пензу, а Мария начала очередную оздоровительную голодовку после которых у неё появлялись силы вымотанные очередной битвой с членами админструации и правительства.

По рассказу дочери где то на 40 день голодовки Мария заявила что будет выходить и послала дочь за продуктами требующимся для выхода из голодовки. По приходу из магазинов дочь узнала что Мария упала в прихожей и обо что то стукнулась виском.

Повреждение видно на этом фото

После этого она себя чувствовала плохо, а от скорой отказывалась боясь того что врачи её «залечат» — как и получилось в итоге. По её словам — «отлежусь» за ней ухаживала дочка пока мама не потеряла дар речи, на тот момент срок голодания был уже порядка 50 дней.

Дочка в истерике звонит мне, а у меня планы на приём у В.Н.Кувайцева которые он проводил как куратор национальных проектов Пензенской области. На приёме как всегда — добиться ни чего не удалось, кроме информации о том что в 20 году планируют строить дом.

После приёма у Кувайцева — сразу отправился в Нижний Ломов. Застал Марию в состоянии невозможности говорить и только кивать головой: ДА/НЕТ.

Вызвали скорую, поехали вместе с ней.

При поступлении в больницу сразу и чётко было сказано что она не ела около 50 дней.

В Нижнеломовской МРБ, зам. главврача — некая Ивлеева Л.А. начала обвинять нас с дочерью в том что мы виноваты в состоянии Марии. Когда узнала что дочка обслуживает массу домашних животных — пригрозила ей какими то службами которые приедут и изымут всех животных раз она забыла о маме…

В итоге дочь в истерике и я считаю что врач не должен себе позволять наносить психологическую травму человеку и так находящемуся в тяжелом психологическом положении.

Далее Ивлеева собралась Марию переводить в Пензу, я поехал за вещами для сопровождения Марии. Приехал с вещами и Марию на период подготовки транспортировки перевели в терапию и я пошел сидеть с ней.

Придерживал руку во время капельниц, поил водичкой с ложечки — больше ни чем помочь не мог.

Время тянулось и тянулось, когда я очередной раз поинтересовался о перевозке в Пензу — мне сообщили что Пенза отказывается принимать тяжелую больную и её переводят в реанимацию Нижнеломовской МРБ.

Перевезли в реанимацию, отправили меня за памперсами/салфетками и потом домой.

На следующий день при посещении Марии поговорил с её реаниматологом азиатом и узнал что он тут всего пару месяцев.

Медперсонал отказывался говорить фамилии реаниматологов Марии.

Меня это насторожило, но добиться ни чего не смог. При очередном посещении Марии с меня запросили соки и куриный бульон. Долго спорил с персоналом о том что после длительного голодания — пищеварение остановлено и нельзя животную пищу, но слышал одно: «слушайте докторов» и после долгой беседы и сообщении о том что Мария много лет не ест мяса потому что оно у неё плохо усваивается — реаниматолог согласился на рыбный бульон.

Но вообще это очень странно. По всем канонам лечебного голодания — выход происходит исключительно на соках, через неделю можно пробовать кашицы а уж мясо/рыбу не раньше чем через срок голодания, но я к сожалению доверился фразе: «слушайте докторов, они знают как надо». Я решил что голодающие заблуждаются и доктора знают как надо и не настоял на запрете животных продуктов.

Реаниматолог азиат вообще делал «большие круглые глаза»: «не может быть чтобы она 50 дней не ела, у неё анализы как у здорового человека.

При таких словах я успокоился и решил что всё не так страшно, но шли дни и: «всё без изменений».

На второй день посещения меня удивило что в реанимацию всех пускают без масок. Пошел в ФиксПрайс и купил масок. На мой вопрос про маски мне сказали: «мы вас инструктировали и Вы расписались что всё знаете». Я не помню чтобы меня кто то инструктировал… Опять же если люди расписываются и приходят без масок — почему их пускают?

31.12.2019 пришел навестить Марию, но реаниматолога на месте не оказалось и какая то ещё женщина сообщила что  у Марии поднималась «запредельная» температура и её сбили.

1,2,3 приходил и кормил её с ложечки. Очень взбесило наплевательское отношение персонала. Во время кормления Мария поперхнулась и начала кашлять. Звал персонал, мне отвечали: «Сейчас всё пройдёт», позвал второй раз — опять проигнорировали пока не потребовал пригласить реаниматолога или пойду сам искать. Пришедший реаниматолог попросил удалиться и провёл какие то манипуляции.

3.01.2020 Затребовал у лечащего врача — терапевта: Рогожкиной Татьяны Александровны выписку из истории болезни и она дала мне пару листочков без подписей и печатей.

С парой компьютерных томограмм впридачу:

4 в 9:50 зазвонил телефон и реаниматолог сообщил что у Марии остановилось сердце и её отправили в МОРГ.

В медицинском заключении паталогоанатома написана причина смерти — прободение пищевода:

Причина смерти: Прободение пищевода

А в диагнозе вообще: ШИЗОФРЕНИЯ. Кто будет отвечать за смерть пациента? 10 дней человека мучали и убивали неграмотным лечением вместо того чтобы перевести в учреждение с подготовленными кадрами или хотя бы получить удалённую консультацию специалиста компетентного в реабилитации истощенного человека.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s